ГЛАВНЫЙ ПРИОРИТЕТ РЕФОРМЫ - ИНТЕРЕСЫ ГРАЖДАН

Выступление мэра Москвы Ю.М.Лужкова

на Всероссийском совещании строителей18 мая 2001 года:

“10 лет жилищно-коммунальной реформы”

 

Глубокоуважаемые участники совещания!

Вопрос, которому посвящено наше совещание для нашей страны на мой взгляд - ключевой. Решение (или не решение) этого вопроса определит: будет ли в России построена социально-экономическая система, где каждый полноценный гражданин, систематически проявляющий соответствующую волю и инициативу, может квалифицированным и напряженным трудом обеспечить достойные условия жизни себе и своей семье, а также создать хорошие стартовые условия для своих потомков, если они будут действовать столь же инициативно и напряженно. Это положение я постараюсь разъяснить в своём выступлении.

Разговоры о жилищно-коммунальной реформе начались 10 лет назад и с тех пор сделано многое, что объявляется, да и является, её реализацией. Мы уже довели долю оплаты гражданами жилищно-коммунальных услуг почти до 50%, предоставили населению право не оплачивать эти услуги при их неполной им некачественной поставке, осуществляем меры по демонополизации ЖКХ, совершенствуем организацию платежей и делаем много других полезных и нужных вещей, включая меры по социальной поддержке граждан.

Если, однако, спросить граждан: почувствовали ли они, что стали меньше зависеть от государства в решении своей жилищной проблемы, стало ли у них больше возможностей эффективно влиять на стоимость и качество обслуживания, стали ли их жилищные условия и вообще качество жизни лучше, то в ответ, со стороны подавляющего большинства граждан, мы встретим лишь удивлённый взгляд, если не что-то более радикальное. Не является ли это опровержением смысла тех слов, с которых я начал? Тем более что каждый шаг на пути жилищно-коммунальной реформы, если он касается увеличения доли граждан в оплате строительства и содержания жилья, происходит в результате борьбы противников такого решения, выступающих в доспехах защитников интересов народа и его сторонников, причисляемых к противникам интересов народа, лоббистам своекорыстных интересов жилищно-коммунальных служб и строительных организаций.

Отвечу на поставленный вопрос сразу: не опровергает! Подобная классификация спорщиков - один из наиболее пагубных пережитков развитого социализма в сознании людей. Нашему народу почти 70 лет вдалбливали в голову и, в конце концов вдолбили, что государство, предоставляя гражданам за символическую плату жильё и коммунальные услуги, оказывает народу чуть ли не благодеяние. Как- то забылось, что бесплатного жилья - не бывает. Просто можно его оплачивать частным порядком, а можно сначала собрать с граждан в явном или неявном виде необходимые средства, а потом этих же граждан “осчастливить”.

Жильё всегда стоит ровно столько, сколько оно стоит в рамках избранного обществом способа удовлетворения этой главной потребности человека. При этом централизация средств и последующий их возврат гражданам последним менее выгодна, так как сопровождается значительными потерями и утечками. Значит, не государство благодетельствует граждан, дотируя оплату их жилищно-коммунальных нужд, а, наоборот, граждане благодетельствуют государство, согласившись передать ему средства не только на оплату строительства и эксплуатации жилья, но и средства на компенсацию отмеченных потерь и утечек, которые, конечно не исчезают в космическом пространстве.

Мы разберём этот вопрос более детально позже, а сейчас хотелось бы проиллюстрировать сказанное на примере оплаты расходов на обогрев зданий. В бюджете Москвы на 2001 предусмотрено израсходовать 7.5млрд.руб. на компенсацию разницы в тарифах на тепловую энергию. Для того, чтобы иметь эту сумму в бюджете, каждый работающий в Москве должен отдать через налоги, в дополнение к тому, что он платит напрямую теплоснабжающим организациям, в среднем еще около 140 рублей в месяц. И это несмотря на то, что внутренние цены на энергоносители сейчас ниже мировых. Это означает, что идёт неявное дотирование теплоснабжения. Подчеркну, что такое дотирование тоже никак нельзя представить как благодеяние государства. Граждане, которым по Конституции принадлежат все природные ресурсы, имеют равные права на потребление энергоресурсов и "благодеянием" здесь является лишь такое дотирование тех, чье потребление превосходит средний уровень. Справедливости ради, подчеркнем, что это "благодеяние" оказывается не за счёт государства, а за счет тех, чье потребление ниже среднего уровня.

Конечно, цены на энергоносители постепенно достигнут мирового уровня и, если мы не захотим повышать заметно тарифы для граждан, то придётся собирать через налоги уже не 140 рублей, а порядка 1000 рублей в месяц. Разумно ли это? Посмотрим на этот вопрос глазами людей, которые не имеют традиций платить за жильё так, как мы привыкли. Например, глазами тех же американцев.

Мы все следим за дебатами в США по поводу налоговых новаций президента Буша. Давайте подумаем: как реагировали бы американцы, если бы Буш предложил им заплатить 500 долларов в год дополнительных налогов, пообещав взамен дотировать теплоснабжение. Разумеется, это вызвало бы бурю протестов. Американцы сразу бы сказали, что не доверяют государству в той мере, как самим себе и что оставив в своих руках контроль за этими деньгами они обеспечат более экономное теплоснабжение своих жилищ. При этом они ссылались бы на российский опыт, где централизация средств на теплоснабжение производится уже не один десяток лет и в результате расход тепла на один квадратный метр жилья в год превысил 300 квт.час, а новая норма 200 квт.час/кв.м год многими объявлена губительной для строительных организаций, тогда как в странах с более или менее похожим климатом вполне достижимы 70квт.час на 1кв.м в год и даже меньше.

Почти ту же самую картину мы видим и в вопросах водоснабжения, и в вопросах коммунальных услуг, и в вопросах содержания городских территорий и даже в дорожном деле. Трудозатраты и материальные затраты по энергии, воде и другим ресурсам в натуральном выражении чрезмерно высоки, а за счёт того, что соответствующие расходы частично покрываются за государственный счёт, - у конечного потребителя нет реальных стимулов сокращать потребление, а тем более вкладывать в это дело собственные средства. Да и средства эти в значительной степени уходят на уплату налогов.

Сказанное заставляет о многом задуматься. С лёгкой руки уважаемого Б.Е.Немцова, в качестве основной цели жилищно-коммунальной реформы объявлена экономия государственных расходов. Эта цель является принципиально ошибочной и антинародной. Многолетнее централизованное управление жилищно-коммунальной сферой, в отсутствии нормальных конкурентных стимулов повышения эффективности и качества, привело к тому, что эта сфера стала непосильной обществу в целом, независимо от того как собираются на неё средства. Тривиально перевалить все расходы по её оплате на граждан означало бы, что за грехи одних будут расплачиваться другие, совершенно неповинные люди. Это несправедливо и говорит о том, что нам нужно менять саму философию жилищно-коммунальной реформы. Поэтому разрешите мне поговорить именно на эту, философскую, тему, тем более что в программе нашего совещания будет много выступлений более конкретного характера.

С тех пор как рак-отшельник впервые получил реальные преимущества в борьбе за существование, спрятав своё туловище в пустую раковину брюхоногого моллюска, а может быть с ещё более ранних времён, практически все живые существа на земле как-то обустраивают места своего постоянного пребывания и ночлега. Чем более высокоорганизованны живые существа, чем больше опасностей их подстерегает, чем менее комфортны условия естественной среды обитания, - тем большую часть своего времени и своих усилий они тратят на такое обустройство и тем более широко они понимают смысл слов “обустройство жилища”, всё более приближая его к “формированию среды обитания”. Надо ли удивляться, что для человечества вообще, а для россиян - особенно, жилищная проблема является одной из главнейших? Надо ли удивляться, что от одной пятой до четверти всех богатств и всех усилий человечества тратится именно на эти цели?

От того, насколько эффективно осуществляются жилищно-коммунальные расходы, зависит скорость и качество социально-экономического развития конкретного общества. По тому, как решается жилищная проблема, судят и об эффективности соответствующего общественного устройства, и о компетентности и добросовестности тех, кто управляет страной. Очевидно, что если общество тратит на решение жилищной проблемы не четверть, а, скажем, всего одну пятую ВВП, то оно может существенно больше тратить на образование, здравоохранение, культуру, организацию досуга и социальную помощь.

Обратимся к довольно успешному американскому опыту. Известно, что средний американец примерно треть своего времени работает на государство и всего 18% - на решение своей жилищной проблемы. На питание он тратит 12 %, на здоровье – 10 %, на средства транспорта – 10 %. На остальное, включая отдых, одежду, сбережения – тоже около 18 %. При этом примерно треть его жилищных расходов - плата строителям, треть - обслуживание жилищного долга и треть - эксплуатационные расходы. Вряд ли нельзя придумать ничего лучше американской системы, но, если мы не найдём ничего лучшего, американское решение вполне бы нас устроило. Посмотрим: есть ли у нас необходимые для этого возможности.

Прежде чем начать приводить хоть какие-то конкретные цифры, необходимо сделать два важных замечания.

Во-первых, было бы ошибкой сопоставлять жилищно-коммунальные расходы россиян и американцев, опираясь на обменный курс доллара.

Для современной ситуации в России характерна колоссальная разница обменного курса рубля, определённого на валютном рынке и курса, подсчитанного по паритету покупательной способности. В США, например, эта разница составляет всего 3-5%. В России же, по оценкам экономистов, обменный курс доллара завышен примерно в четыре раза. Теоретики - экономисты знают, что такая разница может существовать только за счёт скрытого субсидирования производителей товаров и услуг для внутреннего рынка и что это очень нездоровая ситуация.

Что имеют в виду экономисты, говоря о скрытом субсидировании? Приведу пример. Когда россиянин покупает бензин по 30 центов за литр то, по сравнению с иностранцем, он как бы выгадывает 60 центов и больше. Но эта выгода аннулируется тем, что и зарабатывает россиянин не 1000 долларов в месяц, а всего 200 долларов или даже меньше. Если бы страна была изолированной от внешнего мира, такая ситуация не приводила бы к серьёзным дисбалансам, если не считать уменьшения стимулов к экономии бензина. В условиях же открытой экономики это вызывает серьёзные перекосы, затрудняющие, если не торпедирующие, благотворное действие рыночных механизмов внутри страны. Действительно, каждый, кто купит в стране литр бензина и продаст его за границей получит значительную прибыль. Именно поэтому поставщики энергоресурсов считают каждую тонну топлива, поставленную на внутренний рынок, - чистым убытком и применяют все легальные и нелегальные способы, чтобы этого избежать. Все попытки сбалансировать ситуацию за счёт экспортных пошлин на энергоресурсы обречены на провал, из-за возможности нелегального экспорта, или экспорта энергоресурсов, вложенными в какую-нибудь готовую продукцию. Вспомним, например, скандалы когда в России производились огромные алюминиевые ложки или титановые лопатки и продавались за границу для переплавки. Очевидно, что выгоду из этой абсурдной деятельности можно извлечь только при наличии скрытого или неявного субсидирования. Поэтому и говорится что скрытое субсидирование торпедирует пользу от рыночных механизмов.

Может показаться, что сказанное не относится напрямую к жилищно-коммунальной реформе. Но не понимая этой особенности нашей хозяйственной системы, мы не найдём правильного решения нашей жилищной проблемы. Поэтому я специально и “во-первых” её подчеркнул.

Во-вторых, хотелось бы также подчеркнуть, что те цифры, которые будут приводиться дальше, носят сугубо приближенный, иллюстративный характер. Если мы хотим сделать жилищно-коммунальную реформу обоснованной, то по схемам, о которых пойдет речь, потребуются точные расчеты.

Подсчитаем, в какую сумму обошлось бы американцам обеспечение потребности в жилье по московским нормам. Цена 182млн.кв.м. жилья, включая цену инфраструктуры, вряд ли превзойдёт в США 100млрд.долл. Амортизационные отчисления по банковским нормативам (15-лет) составляют 7.3млрд.долл. Уже говорилось, что это примерно треть всех жилищных расходов в США. Значит американцы потратили бы порядка 22млрд.долл. в год на то, чтобы обеспечить себе те же жилищные условия, что сейчас в Москве. В американском городе такого масштаба, как Москва, валовой продукт составил бы порядка 260млрд.долл. в год. Несложный расчёт показывает, что при своей организации системы обеспечения жильём, американцы могли бы себе позволить вдвое лучшую жилищную обеспеченность, чем достигнутая в Москве. Кстати, именно это и имеет место.

Более сложно, из-за неявного субсидирования жилищных расходов, подсчитать: в какую сумму обходится жильё москвичам. В Москве на 2001 год запланировано построить 3.5млн.кв.м. жилья, что потребует, с учётом инфраструктуры, не менее 20млрд.руб. Это значит, что амортизация 182млн.кв.м. жилого фонда может быть оценена величиной порядка 70млрд.руб. Если верить статистике и считать душевой среднемесячный доход в Москве 8300 рублей, - то и при этом легко убедиться, что москвичам не по карману даже простое сохранение существующей жилищной обеспеченности.

Замечу, что в статистике различают средний доход и среднюю заработную плату. Последняя, в среднем по РФ, составляет 3200 рублей. В Москве - раза в полтора больше. На самом деле, в расчётах, связанных с определением потенциала решения жилищной проблемы, правильнее использовать данные не о доходе, а о зарплате. Потому, что те, за счёт которых получилось такое превышение доходов над зарплатой, уже давно решили все свои жилищные проблемы. Но мы ведём расчёты именно по доходам, чтобы иметь дополнительный запас по достоверности наших выводов. Так что приведенному расчёту можно верить.

Другие расчёты показывают примерно то же самое. На обеспечение москвичей жильём с необходимой инфраструктурой тратится из бюджета 80млрд.руб., плюс дотации на возмещение разницы в тарифах на тепловую энергию 7.5млрд.руб., плюс скрытое субсидирование энергоносителей порядка 30млрд.руб. Это в сумме составляет почти 120млрд.руб. Если учесть, что дополнительно 50% жилищных расходов покрывают сами граждане, мы приходим к выводу, что жилищная потребность граждан в Москве поглощает большую долю доходов граждан, чем в США.

Непосредственно по бюджетным цифрам также видно, что доля ВВП, затрачиваемая на обеспечение граждан жильём чрезмерна. При общих расходах бюджета 185млрд.руб. бюджетные расходы на ЖКХ, строительство, обслуживание долга и инфраструктуру - чуть не половина (80млрд.руб.). И всё равно средств не хватает. И не хватит, даже если нагрузить граждан ещё больше, но оставить принципы оплаты, а значит - эффективность жилищно-коммунальной сферы и жилищного строительства на существующем уровне. Это чревато серьёзными последствиями: деградация жилья и инфраструктуры, ухудшение условий финансирования медицины, образования, культуры, социальной сферы либо рост долга.

Помимо этого можно наблюдать общеэкономические негативные последствия: принципиальное несоответствие действующих тарифов и платежеспособности населения, чреватое кризисными явлениями, и социальными конфликтами.

Особенно беспокоит возрастание вероятности аварий. В 90-е годы по России фиксировалось 100 аварий в год на 100 километров сетей, а в 2003 году мы можем столкнуться с 500 аварий на 100 км. Это в несколько раз хуже, чем за рубежом. Но другого и ожидать нельзя. Если для обеспечения надёжности следует ремонтировать 4-5% сетей в год, а выделяется только на 0.4%, нам остаётся только надеяться на авось. В конечном счёте, и пожар на Останкинской телебашне, и пожар в Центре управления космическими силами подтверждают эти неутешительные прогнозы. Кстати сказать, в Москве статистика аварийности существенно лучше. Не столько потому, что мы больше спрашиваем с соответствующих служб, сколько потому, что выделяем больше средств на эти цели. Впрочем, из-за этого мы слышали и упрёки: мол, у вас удельные расходы на 1кв.м. выше. Как здесь не вспомнить великого Зощенко и его рассказ об экономии на отоплении туалета! Пусть труба от мороза лопнула, но ведь она была создана при старом режиме.

Сказанное, доказывает, что грамотная реформа жилищно-коммунальной сферы - настоятельная потребность государства, переходящего от тотального социализма к обществу, построенному на принципах экономической и политической свободы, дополненных принципами социальной ответственности. Это особенно справедливо с учётом того обстоятельства, что среднедушевой месячный доход 8300 рублей - статистический фокус. Большинству граждан такие доходы и не снились, тогда как те, за счет кого получилась эта высокая цифра, потребляют лишь небольшую часть жилищно-коммунальных услуг.

Решить жилищно-коммунальную проблему, оставаясь в старой структуре денежных потоков невозможно, как невозможно построить перпетуум-мобиле. Не хватит ВВП.

Почему старый способ привёл к невозможности решить? Ответ простой: отсутствие объективной меры сопоставления результатов и затрат, отсутствие конкурентных способов стимулирования снижения цены и повышения качества.

Про отсутствие меры: главное, что затрудняет объективную оценку экономики жилищно-коммунальной сферы - это отмеченное неявное субсидирование ресурсопотребления. До реформы, многим казалось, нелепым перекладывать соответствующую добавку к цене из одного государственного кармана в другой государственный карман. Реформируя нашу экономику мы забыли об этой особенности. Из-за этого всякие чудеса, о которых я говорил, и происходили. А может быть, и сейчас происходят. Приведу один пример. Известны случаи, когда теплоснабжающие организации, без должных оснований, завышали процент утечек горячей воды по системе теплоснабжения. После этого они спускали холодную воду в канализацию, чтобы довести утечки холодной воды до “утвержденного” уровня, а “сэкономленное” таким образом топливо – присваивали. Очевидно, что извлечь выгоду из этой операции можно только, если скрытое субсидирование не входит явно в экономические показатели предприятия.

Про отсутствие стимулов много говорить мы не будем. Приведём лишь три примера.

Подумаем, например, что станет с заработками служб благоустройства, если благоустройство сделать хорошо и следить, чтобы оно не ломалось?

Или ещё: к каким последствиям приводит то, что каждый нанятый работник оплачивается лишь частично? Наняв его, хозяин вешает на городскую систему социальные и жилищно-коммунальные расходы, но они не входят в экономические показатели предприятия. Ответ очевиден. В таких условиях нанимателю не выгодно вкладывать деньги в увеличение производительности труда.

Ещё один пример: в Статье 32 Закона города Москвы “О бюджете города Москвы на 2001 год” написано: “в случае экономии средств, которые предполагалось направить на дотации эксплуатирующим организациям, указанные средства направляются на оплату жилищно-коммунальных услуг малообеспеченным гражданам”. Как вы думаете: будет ли в таких условиях происходить экономия средств, которые уже выделены в бюджете?

Наша цель не в том, чтобы наказать граждан, или жилищно-коммунальные и строительные организации. Наша цель: задействовать нормальные, рыночные, конкурентные механизмы повышения эффективности. Выгоды от жилищно-коммунальной реформы должны, в первую очередь, получить не государственные организации, оказывающие соответствующие услуги, а граждане. Причем, главная выгода возникнет не за счет перераспределения денежных потоков, а за счет появления заинтересованного хозяина жилищных денег и использования хозяином рыночных механизмов воздействия на исполнителей заказов и поставщиков услуг в целях снижения цен и повышения качества.

Думается, что в такой постановке сразу поменяются местами противники и сторонники жилищно-коммунальной реформы, зато скорость ее проведения увеличится, а польза для граждан возрастет. Главный социальный принцип ЖКР: если человек имеет среднюю жилищную обеспеченность, его материальное положение непосредственно от ЖКР не должно измениться, если меньше средней, то улучшиться, а если больше - возможны дополнительные расходы.

Первый этап жилищно-коммунальной реформы должен состоять в постепенной приватизации всех, явных и скрытых жилищных расходов и по мере того, как эта доля станет значительной, а граждане научатся думать в экономических категориях и использовать конкурентные механизмы, станет падать цена жилищно-коммунальных услуг и расти ВВП.

Технология осуществления приватизации жилищных расходов имеет не меньшее значение, чем сам факт приватизации.

Во-первых, невозможно осуществлять такую реформу методом шоковой терапии, т.е. в один прием, по-гайдаровски, сократить доходы бюджета на 80млрд.руб., добавить каждому работающему по 1400ру6. в месяц, адекватно поднять жилищно-коммунальные платежи и сказать всем организациям, работающим в жилищно-коммунальной сфере или в жилищном строительстве: мы вас больше не кормим из бюджета, зарабатывайте у населения. Просто страшно подумать: какие последствия будут от такого удара по отлаженной системе.

Действительно, наше население не имеет навыков и традиций систематической уплаты таких огромных, по старым меркам, сумм на жилье, а законодательство и социальные технологии не позволяют оперативно взыскать недоплату. С другой стороны, жилищно-коммунальные организации и даже многие строительные фирмы не имеют достаточного опыта работы без опоры на бюджетные средства. Поэтому осуществлять такую реформу нужно постепенно, в несколько этапов, добавляя доходы бюджетникам и одновременно повышая жилищно-коммунальные платежи.

Очень важно, чтобы рост доходов в бюджетной сфере опережал рост платежей. Это диктуется вовсе не филантропическими, а прагматическими соображениями. Дело в том, что повышение жилищно-коммунальных платежей вызовет неизбежный рост цен на продукцию частного сектора. Но когда бюджетники придут за покупками, они передадут избыток в частный сектор, хозяева выплатят его работникам, которые вернут эти деньги в жилищно-коммунальную сферу, если, разумеется, мы не прошляпим создание нормативной системы, делающей опасным статус неплательщика.

Сразу подчеркну: предлагаемая организация жилищно-коммунальной реформы на первых порах не изменит ни цены этих услуг, ни потенциал граждан в части самообеспечения жилищной потребности. Существенно, что для граждан, потребляющих жилищно-коммунальные услуги на среднем уровне, такой подход к реформам ни в какой степени не ухудшит материальное положение, а для граждан, потребляющих эти услуги на уровне ниже среднего - даже улучшит.

Эффект от предлагаемых мер проявится постепенно. Но здесь не нужно уподобляться известному китайцу, которому показалось, что посаженый рис растет слишком медленно. Поэтому он, приходя каждое утро на свое поле, руками подтягивал ростки вверх, и погубил урожай. Спешить нужно, не торопясь.

Если бы в свое время наши предложения по жилищно-коммунальной реформе не были отвергнуты, сейчас бы этот "рис" уже вырос. Произошло бы увеличение доходов населения и относительное уменьшение доли ВВП, затрачиваемой на удовлетворение потребности в жилье. По мере снижения относительной цены жилья у населения появились бы свободные средства, создающие платежеспособный спрос, который, как хорошо известно, является важнейшим стимулом общего экономического роста.

Где резервы снижения жилищно-коммунальных расходов?

Очень важный резерв - повышение энергоэффективности. Об этом уже говорилось. Если перейти от существующих энергозатрат к достижимым, то получим, с учётом прямых и скрытых дотаций более 20 млрд.руб. в год дополнительных доходов граждан, которые они смогут направить на жилье. Одновременно снизятся расходы на экологию.

Большие резервы заключены в снижении себестоимости строительства и эксплуатации жилья. Это ключевой вопрос и я надеюсь услышать на этом совещании интересные предложения на эту тему. Особенно по прогрессивным технологиям строительства и новым строительным материалам.

По многим известным причинам, которые мы сейчас в деталях не будем обсуждать, в отношении цены квадратного метра жилья, мы уже достигли примерного равенства обменного курса и паритета покупательной способности. Уже одно это говорит о завышенной цене квадратного метра на внутреннем рынке. Можно указать примеры, когда коттеджи, построенные по технологии, которая позволяет германским фирмам продавать жилье по 300 марок за 1кв.м, продаются у нас за 800 долл. Это очень интересный феномен, возможный только в результате монополизации отрасли и применения различных организационно-административных механизмов, позволяющих монопольным положением злоупотреблять.

Здесь используются многие известные методы регулирования цены за счет манипулирования предложением, почти так, как это делает ОПЕК. Однако, главный механизм, позволяющий строителям завышать цены, состоит в том, что рыночная цена городской земли не входит явно в хозяйственные показатели строительных организаций. Явное вовлечение земли в хозяйственный оборот не только даст горожанам деньги, но и заставит строителей улучшать технологии. Это даст не менее 20млрд.руб. в год. Важно подчеркнуть, что в отличие от перечисленных выше, эти деньги не возникнут как дополнительный источник. Они просто сменят хозяев и перейдут от строительных организаций гражданам. Именно это разорит строительные организации, не уделяющие достаточного внимания совершенствованию технологий и снижению цены жилья.

Сказанное ещё раз подчёркивает важность правильного выбора технологии и скорости реформирования. Разорять неэффективно работающие структуры можно только тогда, когда существуют дееспособные конкуренты. Значит сначала их надо вырастить, применяя не только экономико-правовые, но и административные меры.

Почти невидимый, но мощный резерв снижения расходов на удовлетворение жилищной потребности - повышение долговечности зданий. Если здание служит вдвое больше - расходы на новое строительство снижаются вдвое. При этом, конечно, и сами здания могут стать несколько дороже. Тем не менее, повышение долговечности жилья может дать до 40млрд. руб.

Почти аналогичный эффект даёт комплексное развитие территорий. Если жильё оказывается в удобной и приятной для жизни среде, его цена возрастает несопоставимо с затратами. Известны случаи, когда только улучшение транспортной доступности увеличивало цену жилья в два раза и более. Красивый вид из окна, возможность удобного пользования бытовыми услугами и рекреационным возможностями дают примерно такой же эффект. Это, очевидно, увеличивает приток средств в жилищную сферу и облегчает строительство массового жилья.

Определенный вклад в снижение жилищно-коммунальных расходов может внести привлечение трудовых ресурсов населения. Наша налоговая система устроена так, что каждый час работы на себя приносит как бы дополнительно оплаченный час работы внешнего исполнителя. Если всего 10% работ по созданию жилья будет выполняться самими гражданами, это позволит привлечь в жилищную сферу около 2.5млрд.руб. Но для этого необходимо использовать соответствующие технологии и материалы.

Важнейшим элементом решения жилищной проблемы является разумная организация финансирования этой сферы и, прежде всего создание условий для привлечения средств населения и удешевление кредитов, прежде всего за счёт ипотечного кредитования. Полагаю, что и на эту тему будут выступления, поэтому много говорить об этом не буду. Подчеркну только две вещи.

Во-первых, наши методы привлечения средств населения должны позволять привлекать средства людей с любым уровнем достатка. Конечно, хорошо найти богатеньких Буратино, но нужно помнить, что у бедных людей находится основная часть свободных денег. Действительно, если предположить, что у граждан формируются накопления всего по 500 рублей на человека в год, то получим, что у москвичей за год образуется не менее 4.3млрд.руб. свободных денег. У других категорий граждан денег больше, но они не являются свободными, а вложены в дело или находятся за границей. А в руках бедных треть жилищного инвестиционного фонда бюджета 2001года! Но конечно трудно ожидать, что граждане истратят эти деньги именно на жильё. Может быть нам стоит попробовать жилищную лотерею на бесприбыльной для устроителей основе. Приобрести жильё за такие мизерные суммы невозможно, а рискнуть частью этих средств в надежде выиграть квартиру согласятся многие.

Во-вторых, стоит подумать о расширении сферы применения ипотеки. Кредиты под собственную недвижимость для организации или развития собственного дела, прежде всего малого предпринимательства, тоже окажут влияние на сбалансированное решение жилищной проблемы но уже не за счёт снижения цены жилья, а за счёт роста ВВП, что не менее важно.

При совершенствовании системы финансирования обеспечения жилищной потребности следует рационализировать и систему получения дотаций. Во-первых за счёт передачи жилищных денег в руки граждан сократится количество семей, нуждающихся в социальной помощи. Во-вторых, нужно еще раз подумать о критерии, по которому мы принимаем решение о необходимости предоставления жилищных субсидий. В последнее время появились интересные новые предложения и я надеюсь, что они будут озвучены на нашем совещании. Речь идёт о дотировании по социальным индикаторам, учитывающим прожиточный минимум и цену продовольственной корзины.

Мы видим, что организация жилищно-коммунальной реформы в интересах граждан требует активной позиции и активной работы органов власти всех уровней. Для стимулирования этой активности недостаточно призывов. Необходимо вводить объективные показатели, характеризующие успешность этой работы и строго спрашивать за конечный результат. Главным, общепринятым в мировой практике показателем является индекс доступности жилья, показывающий: какой процент граждан, доходы которых не ниже средних реально может обеспечить себе жильё средней цены. Реально, - значит за четыре - пять годовых доходов. Это лучше всяких слов показывает: насколько хороша наша социальная и ценовая политика. Очень важна прозрачность жилищно-коммунальных расходов. Соответствующие данные должны публиковаться регулярно. В Вене, например, каждый год квартиросъёмщики получают распечатку всех расходов из которых складываются жилищно-коммунальные платежи. Это очень способствует их снижению. Важную роль должен играть контроль со стороны органов местного самоуправления. Думаю, что и по этому вопросу мы услышим выступления на этом совещании.

Все перечисленные меры можно, в основном реализовать на региональном или даже на местном уровне. Главная, помощь с федерального уровня должна поступить в отношении обеспечения доступности энергоресурсов для “среднестатистических” граждан, что проще всего реализуется системой национального дивиденда, которая уже более десяти лет “витает в воздухе”. Много красивых и умных слов по этому поводу сказали выдающиеся учёные и политические деятели, но эта система не реализуется в нашей стране. А в США, например, каждый житель Аляски получает в виде дивиденда около 1000долл. в год только за то что является жителем региона, где добывается нефть. Хотя эти вопросы выходят за рамки нашего совещания, я не могу не упомянуть об этой ключевой проблеме реформы доходов населения.

Глубокоуважаемые участники совещания! Тема нашего обсуждения очень актуальна не потому, что мы отмечаем своеобразный юбилей. Сейчас нужно и, главное, можно по-новому взглянуть на жилищно-коммунальную реформу. После того, как мы отказались от тотального обобществления продукта труда, у нас начался процесс эволюции финансовых отношений граждан и власти который с завидной регулярностью встречается в истории многих государств. Этот процесс имеет, как известно, три стадии: реквизиция, культивация и платное служение.

Отношения реквизиции характерны для завоевателей или иных временщиков, которые тем или иным способом получили возможность отнять у граждан почти всё.

Отношения культивации возникают, когда власть понимает, что стричь овцу можно сколько угодно, но содрать с неё шкуру можно один раз. Поэтому для власти становится важным создать у граждан стимулы производительного труда. Не нужно золота ему, когда простой продукт имеет.

Отношения служения власти гражданам возникают, когда укрепляется понимание, что наибольшее процветание для всех слоёв общества наступает, когда отношения власти и общества приобретают партнёрский характер. Как ни парадоксально это звучит, служение - наиболее продуктивный способ культивации.

Есть все признаки того, что мы уже прошли этап реквизиции. Явно проявляющееся стремление содействовать формированию среднего класса, стремление обеспечить устойчивое развитие исключают реквизиционный подход. Тем сильнее, чем большую социальную напряжённость реквизиционный подход вызывает. Место реквизиции в этой ситуации должна занять, по крайней мере, культивация, особенно если учесть, что всё чаще уже появляются высказывания о том, власть вообще не должна править гражданами, а должна им служить. Править должны законы.

Государство никогда не сможет решить жилищные проблемы граждан централизуя жилищные деньги. Эту проблему могут решить только сами граждане. Но их нужно сделать хозяевами своего благополучия и создать стимулирующую налогово-правовую среду.

Наша главная “служба” российскому народу состоит в том, чтобы это обеспечить. Убеждён, что наше совещание явится важной вехой на этом пути. Желаю всем успехов на этом непростом поприще. Я конечно понимаю, что мои предложения заставят жилищно-коммунальные и строительные организации работать более напряжённо и искать резервы. Это не у всех вызовет энтузиазм. Но если мы хотим жить в стране, где душевой ВВП приближается к 30тыс.долл. в год, - у нас нет другого пути. А если мы будем жить в богатой стране - лучше станет всем.

Давайте сделаем решение этой задачи не только “российской мечтой” но и российской реальностью!

Спасибо за внимание!

24/04/02 14:57

10517ЖКР

Исп. К.Б. Норкин